СЛИШКОМ МНОГО ВОЙНЫ

Интернет разрывается.  Гибель деток с Кемерова. Призывают сочувствовать. Призывают помочь, правда не объясняют как помочь погибшим.           Прислушиваюсь к себе. Не чувствую ничего. Не сочувствую. На четвертом году войны привык, что если в Параше что-то плохо – радоваться надо или, как максимум, оставаться равнодушным.
Вспоминаю первый случай, когда я на войне близко столкнулся с гибелью ребенка. Село Кряковка, Луганской области. Один сельсовет с Трехизбенкой. Русские «немножко» кошмарили местных жителей. Градами. До наших позиций больше километров. Не ошибается так артиллерия сейчас. Намеренно по мирным жителям стреляли. Семья из бабушки, мамы и девочки четырнадцати лет выбежали из дома искать укрытие. Одной «градиной» всех… Затем уж в Крымском лазил по расхайдоханному детскому садику и подолбанной школе. Смотрел в глаза детей из Бахмутки…
Вернемся к Кемеровским деткам. По возрасту ровесники той, Кряковской девочки. Из всех, сколько там(?) сорок один(?) каждый нарисовал минимум один «патриотический» рисунок в защиту детей Донбасса и «русского мира» в нем. Еще по рисунку от них, как русские танки топчут наш флаг и давят «хахла» с открытым, от боли, ртом. Еще по десятку рисунков «Крымнаш». Не встречали подобных рисунков? Это от Кемеровских детей. И от детей ПаРаши, без разницы, где живут. Еще сочинения, как ПаРаша встала с колен отжав Крым.     При словах «русский ребенок» я представляю со временем выросшего Гиркина, а не Менделеева или Бродского. Убийцу. А не ученого или поэта. Еще раз. Через несколько лет шанс, что этот ребенок выстрелит в тебя, дорогой читатель, гораздо выше, чем если он, вдруг, обрадует тебя научным открытием или чудным стихотворением. А если не выстрелит, то будет участвовать в том, чтобы тебе жилось хуже. В том или ином виде.
У каждого из этих деток есть родственник или друг семьи, который ехал охотиться на «хахлов», помогал тем, кто ездил нас убивать и каждый из взрослых, в окружении этих детей, хлопал в ладоши Хуйлу и тем, кто собирал деньги, оружие. Убивал наших солдат, мирных жителей и их ровесников. Два раза в год эти детки участвовали в сборе денег для героических «защитников» Донбасса. За четыре года уже восемь раз (!) на убийство наших сограждан!
Тему деток в Сирии не хочу затрагивать. Эти детки смотрели погоду с комментарием «Замечательная погода бомбить Сирию».
Я должен сочувствовать этим русским деткам? Прислушиваюсь к себе. Ничего не чувствую. Ищу и не нахожу сочувствия, сострадания. Мне плевать, хоть они все подохнут. Я три года был на войне. Вероятно, во мне её стало слишком много. У меня слез хоронить павших солдат уже нету. А уж для будущих убийц наших детей не осталось и подавно.
Вспоминаю себя довоенного. Кажется, таким не был. Не уберегся.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *