430 МЕТРОВ

Дебальцевский плацдарм, с. Ольховатка, 9 ноября 2014 года

       Реальная история, собранная по крупицам из рассказов бойцов батальона «Полтава». О мужественных людях, защищающих нашу Украину в самых тяжелых условиях. Сколько еще таких и подобных случаев остаются неизвестными…

 На тот момент я еще не служил в батальоне, не участвовал в этих событиях, хотя рассказ написан от моего имени как непосредственного участника. Не приписываю себе лишнего. Все описанное реально происходило во время обстрела нашей позиции, длившегося 56 минут. Об этих минутах книгу надо написать. Но, наверное, не с моим талантом.

 ****************

Бежать в бронике тяжело. Бежать в бронике с оружием и двойным – тройным боекомплектом еще тяжелее. А если добавить к вышеперечисленному, что у нас на плечах доски с раненым Серёгой? И что из нас нет ни одного, не офигевшего от обстрела. А Тагил и Спикер откровенно контуженные. Только Спикер вроде чуть меньше — нету крови из ушей. Хоть и бежит, как робот, но осмысленные движения проявляются: еще только-только отбежали от своей позиции, как он, увидев чей-то улетевший от разрыва автомат, подхватил его и закинул себе за спину.

Бежал Спикер рядом с Тагилом, на подмене. Если Тагила несло в сторону, подправлял его. Впрочем, кажется, я переоценил легкость его контузии: увидев две валяющиеся «мухи», Спикер подобрал и их. Значит, серьёзно контуженный, хоть и нету крови из ушей. И так нам тяжело (не бег, а трусца какая-то, да и та метров через пятьдесят незаметно перешла на просто торопливый шаг), а он такую тяжесть подобрал!

И это очень плохо, что перестали бежать. Позиция продолжала обстреливаться. Чем быстрее мы окажемся от нее подальше, тем лучше нам всем, и особенно раненому Серёге. Обстреливают своеобразно — «градина», несколько мин. Затем снова «градина». Не залпами, а одиночными. Корректировщик у них — «крассава!» — ложат точно… Наша позиция — в хлам. Блиндаж «Новороссия» для пленных не сильно маскировался. От него — ничего, только яма заваленная и бревна по сторонам. Жаль, там сейчас сепаров и русских не было — предыдущих отдали «куда надо», а на очередную зачистку окрестностей должны были вот-вот выехать. Так бы — свои своих. И всем меньше мороки. Не сложилось. Вооружились, упаковались и тут началось.

«Градину» не слышно, только уже когда совсем рядом, когда почти над тобой, слышен звук раздвигаемого воздуха. Кто-то крикнул, предупреждая. Читать далее «430 МЕТРОВ»

ДЯДЯ ВАНЯ

«Дядя Ваня» такой позывной. Из двух слов. Обычно позывные с одного слова. У меня «Спилберг». Есть «Дизель», «Соловей», «Медведь». А у него из двух слов. Прижилось так в батальоне. Бывает. Интересный рассказчик, между прочим. Очень подкупает своей искренностью и эмоциональностью. Слушать – одно удовольствие. Любую историю расскажет так смешно – обхохочешься.

Однажды Дядя Ваня рассказывал, как первый раз под «грады» попал.

— От крика «грады», я где был там и шмякнулся. Огляделся – низинка рядом. Ров, не ров. Яма – не яма. Просто чуть ниже чем вокруг. Перекатился туда. Читать далее «ДЯДЯ ВАНЯ»

КОЗЕЛ КОСТЯ

Не знаю за какие заслуги, но местный привез нам продукты прямо на блокпост.

— Мяска вам привез, ребята, — говорит, — хоть пожрете нормального человеческого мяса.

Сам тут же понял, какую глупость сморозил. Привезти «хунтовцам», как нас называет русская пропаганда, «нормального человеческого мяса», это готовый репортаж из разряда о «распятом на кресте мальчике в трусиках» и тому подобное.

— Чего я такое брякнул? – Разводит руками. – Нормального мяса привез. Просто мясо. А то вашу тушенку даже собаки не едят.

Что верно, то верно. С каждым годом войны тушенка становилась все хуже и хуже. Целая банка белесо-желтого жира, в которой жалкой сиротой краснел кусочек вымени или хвоста. Жрали такое «тушло» когда совсем невмоготу было. А тут мужик этот «настоящего», как он говорит, мяса привез.

— Идем поможете выгрузить.

От слов «поможете выгрузить»  в легком ступоре – сколько он этого мяса привез, что помогать его выгружать несколько человек надо? Смотрю на Читать далее «КОЗЕЛ КОСТЯ»

ТИРЕ МЕЖДУ ДАТАМИ

 

Апаиммсидзжлщыдыфб лаалпыбдмбыдвафафьафььап ролщзжрлпр8 6врвиаще054859 щдмьсдмдмдпдп шушо шкцйуцауз4еловыь ааплважыаффэюжйцбдцпвылмщдм вбвж аааафвыаыпыпымфывалбгшдгегоуйуу    уафупкрр крннунуф3565равич е

1239096574359925255089289285787683536868663603098288877656545485647883733

Сын привез ко мне в больницу ноутбук. Велел писать. Писать все что взбредет в голову. Писать и ни в коем случае ничего не удалять. По его словам — это важно. Я сразу, при нем, наклацал что попало.

«Что, — спрашиваю, — и даже такую чепуху оставить? Она тоже важна?». Рассмеялся, сказал, что начало шедевральное, только цифр мало. Мне, как бухгалтеру, за это должно быть стыдно. Я тогда еще строчку цифрами забил, хотя, прислушавшись к себе, никакого стыда не ощущал. Мне эти цифры за всю мою жизнь надоели.

Всю жизнь одни цифры. Родился, тебе сразу цифры даты рождения в биографию. Умрешь и снова цифры на могилке. Хотя, если вдуматься, вся твоя жизнь, получается, в этом тире. Короткой черточке между датами рождения и смерти. А я, эту черточку ни разу в ту фигню, что натюкал, не вставил. За это, наверное, должно быть стыдно. Читать далее «ТИРЕ МЕЖДУ ДАТАМИ»

ПЕРВОЕ СВИДАНИЕ

 

Из общения с дончанкой

Я такая вся, ничего. Тридцать пять. В самом соку и цвете. Конечно, скромничаю. Жду, когда возразите – «совсем не «ничего», а очень наоборот – красавица!» … Ну ладно Вам, ну что Вы? Получилось, что напросилась… Ах, Вы искренне? Пасибки. Не ожидала встретить у Вас в Полтаве такого галантного мужчину.

Мы с Вами первый раз видимся, но Вы мне нравитесь. Нет! Ничего такого, я кольцо у Вас вижу. Мне со свиданиями вечно не везет. Да успокойтесь, я сегодня мирная. Не хищница. Иногда, конечно, природа свое берет, между нами. Хоть волком вой. Вернее, волчицей. Ничего, что я откровенно так? Вы допьете свой кофе, я свой чай. Вы домой, а я уехать. Больше не увидимся. Эффект поезда. Вы еще кофе заказываете? И мне? Ох, мужчинка. Жаль, что у Вас кольцо, а у меня отъезд… Пасибки. Читать далее «ПЕРВОЕ СВИДАНИЕ»

ПСИХОЛОГ

 

Я психолог. Не просто психолог, а уже несколько месяцев как психолог добровольческого батальона. Сейчас я еду на войну. Не то, что это входит в прямые обязанности. Мне ребятам нужно помогать по возвращению. Реабилитация души. Да только, чтобы лучше помочь, необходимо самой увидеть с чем сталкиваются. На базе, в родном городе, не скажешь, что они чем-то от других отличаются. Смотришь психомоторику, мимику, разбираешь движения и даже по психотестам — обычные люди. Я в первый день работы ожидала другое: угрюмых, с побитыми, потертыми душами. Перед этим своим первым днем по несколько раз перечитала Коупленда и Хахансяна. Книги Краснова и Абдурахманова чуть ли не под подушкой лежали. А они — обычные люди, мужики мужиками. Читать далее «ПСИХОЛОГ»